АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВОАО "НПО электромеханики"

Неизвестный меридиан

Источник: О. Айзенберг, "Неизвестный меридиан", (стр. 33)

Больше 40 лет за лесами и горами пряталось от любопытных глаз уникальное предприятие. Сфера деятельности миасского НПО электромеханики долгие годы была окутана завесой секретности: эта публикация первая в открытой печати. Покров таинственности сохранился до сих пор не только из-за прежней причастности предприятия к оборонному ведомству и нынешней — к космическому. Здесь создают гироскопы (от греческого «гирос» - вращение и «скопео» - наблюдать). Принцип их действия неспециалисту понять столь же трудно, как перевести язык высокой науки на бытовой.

«Вестибулярный аппарат» ракеты

Сложнейший прибор отдаленно напоминает старую детскую игрушку — волчок: если его раскрутить, он сохранит неизменной ось вращения. Это свойство быстровращающегося тела положено в основу гироскопа. Как бы ни крутился сам прибор, ось вращения маховика способна сохранять заданное направление. Например, на какую-нибудь звезду. Гироскопы нужны всюду, где движущиеся объекты управляются автоматически. В ракетах они выполняют те же функции, что и вестибулярный аппарат в организме человека — воспринимают изменение положения в пространстве и направление движения. Гироскопические приборы — сложнейшие электромеханические устройства, вобравшие в себя новейшие достижения электроники, автоматики, электротехники, материаловедения и многих других наук. Их производство основано на применении высоких технологий. Поверхности обрабатываются здесь чище зеркальных. Допуски на изготовление деталей составляют доли микрона. Требующие огромны затрат, такие сверхтехнологии не каждому государству по карману. Не случайно гироскопией владеют только великие державы — США, Великобритания, Франция, Германия, Россия. В последние годы их ряды пополнили Япония и Китай.

Запрятанные в Ильменах

В СССР производство гироприборов поначалу концентрировалось в Москве и Ленинграде. В наших краях оно прописалось в конце 50-х годов. Бурное развитие ракетной техники потребовало тогда создания новой научно-исследовательской и производственной базы гироприборов. Из соображений недоступности для потенциального противника местом ее дислокации избрали Урало-Сибирский регион. В районе Миасса решено было разместить филиал московского НИИ — 944 вкупе с опытным заводом. Серийное производство предстояло освоить электромеханическим заводам в Барнауле, Бердске и Томске.

Миасс выбрали не случайно. Немногим ранее здесь уже обосновались — один из основных заказчиков гироскопистов — СКБ 385 (ныне Государственный ракетный центр), специализирующееся на создании ракетных комплексов морского базирования. Из-за особенностей производства (сверхточной механике требуется максимальный покой) промплощадку разместили  вдали от строящегося жилого поселка — на западном склоне Ильменского хребта. Нашли монолитную скалу, устойчивую к колебаниям грунта.
Из этих же соображений в многоэтажном корпусе сборки гироскопических приборов оборудование установлено на особые фундаменты, «развязанные» от земли. Словно подушки, они гасят колебания грунта и вибрацию здания. В стенах закреплены так называемые реперные точки, используемые для отработки приборов. На бетонном полу для этой же цели выставлены геодезические отметки с четко фиксированной широтой и долготой — 62-й меридиан, на котором «сидит» сборочный корпус, можно увидеть воочию.
Прямо-таки стерильная чистота — необходимое условие для успешной регулировки приборов. Перед началом работы сотрудники обязаны облачиться в халаты и шапочки — их шьют из 100-процентного хлопка: малейший процент синтетики электризует ткань, превращая ее в пылесборник. Из соображений стерильности полы и стены  производственных помещений одеты в мрамор. Такое впечатление, что попал либо в операционную больницы, либо в научную лабораторию.

Впрочем, в этих апартаментах сборка располагалась не всегда. Поначалу гироприборы появлялись на свет в длинном мрачном корпусе без окон. Местные остряки прозвали его Бухенвальдом. За сорок с лишним лет своего существования предприятие создало два поколения гироскопических приборов и сейчас разрабатывает третье. В первом использовался «сухой подвес»: маховик соединялся с кардановой рамкой шарикоподшипниками. В 70-е годы началось создание приборов второго поколения. Для них  характерен упругий подвес, использование постоянного тока. Сейчас в рамках федеральной космической программы специалисты НПОЭ разрабатывают гироприборы третьего поколения. Миниатюрные — двумя пальцами можно взять! Это уже техника третьего тысячелетия.

Гироскописты Миасса трудились в нескольких направлениях.  Главными их заказчиками всегда были армия и Военно — Морской Флот.  Однако со второй половины 70-х годов миасцев стали привлекать к работе на мирный космос. А в конце 80-х у предприятия появилось еще одно направление деятельности — конверсионное. Сейчас свыше 80 процентов сверхточных приборов НПОЭ изготавливает по заказу государства, для нужд обороны и космоса. Остальные 20% составляет так называемая гражданская продукция.

Работа на паритет

Миасское НПО электромеханики принадлежит к числу предприятий, не подлежащих приватизации. Ему на роду написано быть казенным: государству, заботящемуся о собственной безопасности, без такого уникального производства не обойтись. Ведь главным содержанием деятельности НПОЭ было создание того самого «вестибулярного аппарата» - комплекса командных приборов для баллистических ракет подводных лодок (БПРЛ) и оперативно - тактических ракет. В 70-е годы это вооружение позволило нашей стране достичь паритета сил и на европейском театре военных действий, и в противостоянии с США.

Сотрудничество гироприбористов с СКБ — 385 началось в 1961 году. Юный возраст строящегося по соседству предприятия, которому шел всего третий год, не смутил главного конструктора В.П. Макеева. Институту поручили разработать и изготовить датчик скорости для первой морской ракеты с подводным стартом. Это был ДСК-1 — телеметрический прибор, который позволял определить скорость боеголовки  в полете на цель. С тех пор два предприятия, известные нынче как Государственный ракетный центр и НПО электромеханики, связывают узы сотрудничества. Для морских ракетных комплексов второго поколения гироскописты   разрабатывали приборы, входящие в состав систем управления. Для БПРЛ следующего поколения их создавал ленинградский НИИ командных приборов. Но поскольку собственного производства питерцы не имели, они вынуждены были привлечь коллег из Миасса. На протяжении  ряда лет приборный завод отрабатывал технологии изготовления и выпускал опытные партии гироприборов с астрокоррекцией. Затем их передавали в серийное производство  на электромеханические завода Томска, Омска.

Интересная деталь: имея добрососедские отношения с макеевским КБ, гироприбористы нередко использовали морские ракеты в качестве летучего полигона. Они включали свои изделия в систему телеизмерений БПРЛ и «обкатывали» их во время летных испытаний.  Таким вот образом в 80-е годы испытывались приборы для «Энергии».
Специализация отечественных гироскопистов сложилась таким образом, что москвичи разрабатывали комплекс командных приборов для ракет сухопутного базирования, ленинградцы — для БРПЛ, а миасцы — для оперативно-тактических. В отличие от стратегических, являющихся оружием устрашения, они предназначены для использования армией во время проведения крупных боевых операций. Оперативно — тактические ракеты входят в состав подвижных комплексов и базируются на различных видах транспорта. Поэтому их системы управления нуждаются в неприхотливых малогабаритных гироприборах, допускающих транспортировку и перепады температур. Такими миасцы оснастили все отечественные оперативно-тактические ракеты.

«Заправлены в планшеты космические карты...»

Наиболее интересным, и как оказалось, весьма перспективным направлением в деятельности НПОЭ стала работа на мирный космос. Она началась во второй половине 70-х годов, когда, по заказу московского КБ «Салют», миасцы изготовили блок акселерометров  для коррекции орбит искусственных спутников. И в результате определили нынешнюю ведомственную подчиненность  НПОЭ Российскому космическому агентству. В 80-х годах миасские гироскописты внесли существенный вклад в освоение космоса. СССР сосредоточил тогда усилия на создании многоразовых космических систем (аналогов американского «Спейс - Шаттла») и ракетно — космических комплексов. Для ракетоносителя «Энергия», предназначенного для выведения на околоземную орбиту космического самолета «Буран» многоразового использования, НПОЭ разработало и изготовило три комплекта приборов. Гиростабилизаторами оснащались разгонные блоки (ступени), которые после отработки должны были приземлиться в расчетном месте. Блоки акселерометров измеряли линейные колебания ракеты: ее двигательные установки не уступали по мощности крупной ГЭС, и тонкостенная 70-метровая «сигара» «Энергии» во время полета гнулась во все стороны. Для обеспечения устойчивости ставился еще и комплект датчиков угловых колебаний.

Первый и последний раз многоразовая космическая система в полном составе испытывалась 1988 году. Тогда непилотируемый «Буран» вывели на орбиту, он сделал один виток вокруг Земли и с большой точностью приземлился на взлетной полосе. Однако из-за чрезвычайной дороговизны проекта в начале 90-х годов работа над ним была приостановлена.

Перспективным оказалось создание одноразовых ракетно-космических комплексов и орбитальных станций. Все корабли, доставляющие на «Мир» космонавтов и грузы. оснащаются приборами миасского производства. С их помощью осуществляется стыковка: при подходе станции в открытый космос выдвигается штанга с гиростабилизатором, удерживающем в нужном направлении антенну радиолокатора. Система стыковки и коррекции орбиты космического аппарата включает в себя еще одно изделие миасцев — блок акселерометров. Эта аппаратура позволяет регулировать автоматически скорость подхода корабля, чтобы исключить возможность его столкновения с «Миром». Ею оснащены также и пристыкованные к орбитальной станции научные модули «Квант», «Спектр», «Природа», «Ресурс». Как известно, сейчас монтируется международная комическая станция «Альфа». На всех российских модулях применяются гироприборы, изготавливаемые миасским НПО электромеханики.

Испытание конверсией

Резкое сокращение оборонных заказов в конце 80-х годов поставило предприятие на грань выживания. На рынке продукции гражданского назначения НПОЭ нашло свою нишу не сразу. В 80-х годах здесь производился широкий спектр товаров народного потребления — магнитофонные приставки «Рифей», пылесосы, быстроходные веретена для ткацких станков и даже игрушечные детские пистолеты.  А в 90-х гироскописты остановили свой выбор на том, что им наиболее близко: занялись разработкой и изготовлением систем вибрационного контроля для турбогенераторов электростанций. Сейчас НПОЭ поставляет свою продукцию   предприятиям топливно — энергетического комплекса Челябинской и Свердловской областей, Сибирского региона.
Третье тысячелетие гироскописты Миасса встретят в сильно сокращенном составе: из семи с лишним тысяч работающих в результате реструктуризации остались всего полторы. Но, к чести НПОЭ, предприятие сохранило способность разрабатывать и изготавливать гироприборы для нужд обороны и народного хозяйства.